Пятница, 21.09.2018, 05:47Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Категории раздела

Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статей
Главная » Статьи » Проза

До востребования. Сборник "Убеждённый холостяк". Томск 2011

Стихотворение в прозе "До востребования" вошло в сборник серии "Классики и современники" "Лауреаты литературных премий".

До востребования

                                     (Стихотворение в прозе)

Они были похожи: характером, внешностью, именами, манерой одеваться, курить, зубоскалить, стыдливо краснеть, мучиться, обижать, извиняться, бежать на встречу, убегать, прятаться. Обниматься, драться за себя,  драться за других, вдруг все бросить, вдруг все сказать или все скрыть. Они встретились на вокзале в Тайге, вернее их поезда встретились - «Чита-Челябинск» и «Челябинск-Чита». Этого никогда не бывает, но случилось. Один поезд опаздывал, другой пришёл раньше графика. В книжном киоске никого не было, кроме них. «Не берите эту дрянь!» «Сам ты - дрянь!» «Извините, Агата Кристи в мягком переплете — это или слабое раннее или слабое позднее». «Извините ради Бога, Агата Кристи — это всё слабоё, вернее слабительное». «Расслабляющее». «Для засыпания. Александр». «Шура». «Да, Шура ». «А я Александра. Вы в Челябинск»? «Нет, я в Читу». «А я из Читы, всё исчитала, бросилась на Кристи, простите ради Бога». «Давайте переписываться». «Я никому не даю своего адреса». «Не надо адреса, давайте переписываться до востребования». «Челябинск. Александре К. Мой зашипел. Отходит». «Чита. До востребования Александру К. Пирожки, пирожки Вы не купили».

            Она не раздумывала. Сразу, как только приехала, она стала собирать вещи, еще не понимая, зачем это делает. Как во сне, уволилась с работы, сдала квартиру, купила билет. Очнулась уже в Чите и сразу села писать ему письмо.

            Александр просто дальше не поехал, завис в Тайге, купил билет на следующий «Чита-Челябинск» и еще в поезде бросился за письмо: «Шура, шу-шу, шуршит мой поезд, это я Вам пишу, Шура, шумят ветра, это я Вам шепчу, Шура, шелест, шёпот, штрашно без Вас мне еще пять минут прожить, жи-ши, жизнь моя Шура…» Челябинск показался ему крикливым, не столько звуками, сколько общим течением жизни. «Запад, Жшапад», – шипел он просматривая дневную запись видеокамер охраны главпочтамта. Её не было, не было, не было, она не приходила уже месяц, а он все равно писал: «Шура, я скоро сдохну, не от холода, от тоски, я выть начал, соседи стучат в стенку, а я повою и мне полегче. Шура, услышь меня! Слышу твои шаги, целую щелочки глаз…».

            Александра в Чите измаялась. Она написала двенадцать писем. Писала каждый день. «День за год, Шура, Шурочка, буду Вас звать. Сегодня я прожила январь, сурово так относиться к барышне….,соплю, простите, буду тоже суровой, буду Суворовым, буду стойким оловянным солдатиком…» «Дикий восток, дикий восторг»,— ругалась она шёпотом на веселящуюся молодёжь и снова мерила шагами дорожку у главпочтамта.

            «Шурочка, это вечность, Вы  — безжалостная женщина, жи-ши, шуршу, пою. Исшуршал все рифмы, читаю много, мало сплю, плюю через левое плечо, чтобы с Вами ничего не случилось…».

            Он выдержал год и сорвался обратно в Читу. Шуру встретил в Тайге в книжном киоске, листающую Агату Кристи. Поезда «Чита-Челябинск» и «Челябинск-Чита» никогда не встречаются, очень редко, когда один чрезвычайно опаздывает, а другой приходит раньше графика. Шура возвращалась в Челябинск. Они не поздоровались, не сказали друг другу ни слова, они даже не смотрели друг на друга, скорее подглядывали, угадывали. Он? Он. Она? Она.

             В Чите Александр бросился на главпочтамт. Где ему вручили до востребования пачку его нераспечатанных, возвращённых писем. Он сел на ступеньку и плакал.

Шура получила свои письма в тот же день в Челябинске до востребования, нераспечатанные, возвращённые. Она плакала вволю, не стесняясь, размазывая тушь, помаду, стоя около урны и кромсая свои «двенадцать месяцев». Двенадцатое письмо оставила: «Шурочка, сегодня декабрь. Целый год я была Ваша, Вами дышала, Вас лелеяла. Уже прощайте, счастье моё. Ради Бога простите за одну фразу, помните? «Сами Вы - дрянь»! Прощайте». И снова заплакала. «А вдруг бы он не так понял».

             Они были похожи. Шура и Александр. «Чита-Челябинск», «Челябинск-Чита».

 

                                                                                              

Категория: Проза | Добавил: sci-ru (08.02.2015)
Просмотров: 374 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
  
avatar
Copyright MyCorp © 2018 | Конструктор сайтов - uCoz